temnye (temnye) wrote,
temnye
temnye

Не вреден Север для меня...

Это же что же такое выходит?
Жизнь циклична или я стою на асфальте, ноги в лыжи обуты?
19 сентября 1994 году я сошел с поезда Свердловск- Сургут- Пурпе, в самом том этом Пурпе.
Ничего примечательного, просто станция, а дальше город, ага, именно так, Губкинский. На автобусе.

В Губкинском нет Ж/Д. Приезжаю, из координат только адрес бывшей соседки тети Нины. Губкинский ДПМК-1.
Спрашиваю у местнях, где это такое ДПМК-1. Мне говорят, что в сторону поселка Встреча. Час от часу не легче.
Пошел, на Крайнем Севере в это время уже снег и мороз. Иду по бетонке, я тогда еще не знал, что на Севере все дороги бетонные.
Черт его знает, как я свернул на этом повороте за автовокзалом, редкие прохожие ничего толком объяснить не могли.

Иду, смотрю проходная, свет горит на вахте, зашел, чтобы спросить.
Сидят мужики, пьют водку. Андрюха- водитель, Костик- вахтер и Ленька- вахтер.
Еще был старый Мурунчак, который приехал на вахту, экскаваторщик хренов.
Налили и мне, Костик оказался единственныйм, кто застал на этом месте ДПМК-1. Оказалось, что это Днепро-Петровская мехколонна была.

Там-то моя тетья Нина и работала. Но конторы больше нет, на ее месте теперь Казахстанская дорожно- строительная фирма Северспецстрой.
Во главе, разумеется, Павлодарский немец, херр Менг. Коллектив, кроме Кости- вахтера, в основном из Уштобе, Павлодара, некоторые из Северной Киргизии, Иссык- Кульские.
Это мне все под водку рассказали. Дело к ночи, у Андрюхи- водителя в вагоне была свободныя койка, туда я и отправился.

А самое смешное, что паспорт у меня по дороге украли, наркоши Свердловские. Знаю кто, но за руку не поймал, не предъявишь.
Деньги на проезд до Севера мне собирали в общаге УрГУ студенты-журналисты, коллегиально. Так- то.
Паспорта нет, зато есть трудовая, права, всякие приписные свидетельства.
Утром пошел в местное отделение милиции. Тогда паспортные столы при отделах были. Запросил данные на свою тетю Нину.
Через 30 минут дали выписку, она и двое ее детей прописаны по адресу ДПМК-1! Как? Там уже и ДПМК нет...

Мне капитан и говорит:
- Она квартиру получила, говоришь?
- Да.
- Значит, просто поленилась перепрописаться... Приходи, когда она перепропишется.

Мля, денег нет, прячусь в Андрюхином вагончике, выползаю только по вечерам. Андрюха уже проявляет недовольство моим присутствием.
На третьи сутки, вечером отправился я к заместителю Директора Северспецстроя, Лизуновой Марии Семеновне (вот же память, что не надо, все помню).
Пришел к ней, так и так, паспорта нет, денег уехать тоже нет, надо бы мне работу. Я электрик, водитель, бла- бла.
У Лизуновой как раз сидел Саныч, начальник Барсуковского участка.
- А что, давай возьмем. Пиши заявление о приеме, водителем. Сейчас на участок и поедем. Так я и остался водителем на Крайнем Севере.

Жаль, фоток не осталось. Менты из Вахитовского РУВД в Казани постарались. Несколько лет назад Вова Михель в одноклассниках выложил старые фотки с нашего стана.
Меня, конечно, там нет. Зато посмотрел на наш дружный творческий коллектив.
Вова Михель теперь германский пенсионер, живет в Кайзерслаутерне. Счастлив. А в свое время говорил:
- Я вот скоро уеду на Родину предков, вам водки пришлю, Михель, там есть такая.
Водку Михель я пил в Мюнхене, кстати, смешно, но по- итальянски Мюнхен звучит как Монако.

В общем, остался я там и работал, гонял КрАЗа- лаптежника. Здоровый такой дурак. В мороз на ремонте отрывал, сдуру, от рук гаечные ключи вместе с мясом.
Облился соляркой, когда таскал ведра с топливом на водогрейку, получил ожог да такой, что три года вылезали на правой икре прыщи черные.
Ездили фарить зайца, стреляли глухарей и белоснежных полярных куропаток.
Ловили мофтиков, я по тайге гонял бурундуков, называя их Чип и Дейл.

По замерзшим кочкам болот прыгал и прикалывался, как на батуте, только он не такой упругий. Кочка раз, под ногой провалилась, а потом бырк и на место выросла.
Собачки у нас были на стане. Барсик, большая, но тупая лайка. Его сестра, Найда, умница и варежка, каракулевый Петрович.
Шишку собирали, ее вообще как грязи. Кто не ленился, собирал комбайном бруснику, у кого- то была голубика и ключква.
Наша повариха, тетя Валя, даже варенье варила и потом эти банки перла с вахты.

Вовка Гончаренко, наш киргизский хохол из Донецка, дома был скорняком. Понавез химии, ножей для мездры и выделывал шкурки, если кто из пацанов там песца подстрелит или лису.
На медведицу раз поехали, но она была с пестуном и медвежонком, ясен пень, не стала она нас ждать на дороге.
Три берлоги знали вокруг стана, но поднять не подняли медведя, ружей не хватало.

Ой, есть, что забыть.
И вот, прошел 21 год... Зовут вахтой теперь, все в тот же Пуровский район. Придется поездом проехать мимо Пурпе до стольногго града Пуровска.
Вахта 60/30, но чего- то не особо много денег. Но разве на Север едут за деньгами? Туда едут за особым духом и атмосферой, за Полярными сияниями, кстати, в гробу бы я их видел, после сияний сразу лютые морозы, примета погодная.
Еще за кривыми елками, пытались на Новый год елочку найти, ага, одна страшней другой.

Не знаю, неделя есть на раздумье, если тут не срастется то, что задумал, то поеду...
За туманом, за мечтами и за запахом тайги. Окроплю первозданный снежок кровушкой белоснежной полярной куропатки.
Оставлю последние зубы там, где не хватает 10% кислорода до нормы. Правда вот, сухой закон...


Tags: Крайний Север, Мысль, Работа, Северные экспедиции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments